среда, 5 июня 2013 г.

О некоторых аспектах поведения лыжебордеров в естественной среде обитания, или Взгляд Машиниста

 
Друзья, чем ещё заняться летом, как не изучением матчасти! Случайно набрёл на  цикл бесценных шедевральных статей Владимира Шевлюка, который рассказывает о взгляде на нас с довольно неожиданной для многих точки зрения. Текст большой, но очень рекомендую прочесть – он столько же интересен, как и полезен! Слог и юмор автора, уверен, не оставят вас равнодушными! Публикую с его разрешения:





Часть I


Эпиграф
Оптимист – видит свет в конце тоннеля. Пессимист – не видит света в конце тоннеля. Реалист – видит в тоннеле свет прожектора приближающегося локомотива. Машинист – видит трех придурков, стоящих на рельсах посреди тоннеля.

Пролог

Идея обобщить личные наблюдения путем написания сего трактата возникла давно, но, то времени на написание не хватало, то времени хватало, но было откровенно влом, или настроение отсутствовало, однако, закончился еще один горнолыжный сезон, и я понял – писать надо, ибо канатчика не ругнет только ленивый, но сами пассажиры канатки не знают (а некоторые и знать не хотят), порой, самых элементарных правил поведения на этом объекте повышенной опасности.

Многое из того, о чем хочу сказать, не содержится ни в одних правилах и инструкциях, кое-что я уже выкладывал на различных форумах, но повторюсь для сохранения полноты картины. И если написанное поможет кому-то избежать травмы на канатной дороге – буду рад. Опытные люди улыбнутся, чайники примут к сведению. Начну по порядку.

Очередь на канатку

Неприятное, но, увы, пока неизбежное явление – лакмусовая бумажка культуры поведения, ибо нигде так не раскрывается истинная сущность человека, как в очереди к подъемнику. О топтании по чужим лыжам даже говорить не стоит – слишком тривиально. Почему-то большинство считает, что чем плотнее очередь, тем быстрее она движется. Ничего подобного! Менее плотная очередь движется быстрее, да и угроза быть затоптанным в такой очереди меньше. А для любителей потолкаться сообщу, что зона действия сканера пропускного турникета вполне допускает попадание в нее двух человек. Чей ски-пасс в этом случае считается – вопрос еще тот, но по закону Мерфи, многократно подтвержденному собственными наблюдениями, считывается ски-пасс именно второго чела. Первый проходит радостно и бесплатно, а второй остается безуспешно выяснять отношения с контролером (автоматика дает задержку на пропуск порядка пяти минут), загораживая проход и усугубляя и без того большую очередь. Так что, соблюдайте дистанцию и не будете спонсировать чужое катание.

Второй момент стояния человеческого – отсутствие желания по-человечески стоять. Типа, очередь – для лохов, а я умнее! Уж сколько об этом писалось, «а воз и ныне там». Но, видите ли, дело в том, что в очереди тоже не лохи стоят, а люди, порой, весьма и весьма авторитетные. Что будет, когда «авторитет без очереди» попытается пройти перед «авторитетом в очереди»? Правильно! Очередь из автомата! Тому, по счастью, я свидетелем не был, но фехтование на снятых лыжах наблюдать пришлось. Потом охрана с обеих сторон подключилась, и сеча пошла еще та! Как говаривал в старину небезызвестный князь Игорь: «Без мочилова, пиплы, западло казать тылы. Точите канты, чуваки!» Естественно, в такие моменты всякого рода контроллеры на входе улетучиваются с эфирной скоростью, и, порой, канатчикам не кисло прилетает за компанию. Это, так сказать, лирическое отступление, но дяденьку, доставшего «из широких штанин» «парабеллум» вместе с обещанием пристрелить меня и всю мою команду, я буду помнить еще долго. Будьте терпимы и взаимовежливы – это важнейший аспект выживания на канатной дороге.

Момент третий. Пройдя через пропускную систему, народ скапливается у входа на посадку и начинает ждать «своих» – девочек-мальчиков-друзей-знакомых-родственников, а иногда и всех сразу – это уж кому как повезет. В результате, между турникетом пропускной системы и турникетом посадочного конвейера (посадочной площадкой) образуется острая клиническая непроходимость, вызывающая хронический недогруз подвижного состава. Как канатчику, мне это сугубо фиолетово, но, обратимся к элементарной математике: систематический недогруз всего одного места в кресле снижает пропускную способность четырехкреселки на четверть, трехкреселки – на треть, двухкреселки или «швабры» - вдвое. Средняя пропускная способность «стандартной» четырехкреселки – порядка 2000 человек в час. Итого, при недогрузе по одному человеку в кресло, имеем 500 «лишних» людей в час на посадке. Выходит, сами же себе очередь и создаем? А раз так, проходим на посадку, не толпимся, граждане. Свою благоверную на склоне подождем, а в кресле с чужой прокатимся, это, как-то, даже и приятнее. Исключение – мелкие детёныши лыжебордеров, ростом 90см и ниже. Им (их) ждать не только можно, но и нужно. Итак, очередь мы с вами отстояли дальше идет

Посадка

Стоп! Не так все просто! Отдаёте ли вы себе отчет, что, переступая границу посадочного турникета, вы вступаете во враждебную зону – зону повышенной опасности, где надо обдумывать каждый свой шаг, где всякое движимое и недвижимое норовит ударить, прищемить, придушить и сбросить? Музычка играет, смех кругом, праздник, люди радостные, ярко одетые… Нет, не отдаете! А, между тем, вам, подобно неодетой даме в мужской бане, ни на секунду нельзя терять бдительности и постоянно контролировать свой тыл. Это знает каждый мало-мальски опытный канатчик. Получив несколько раз креслом по печени, он печенью чует его приближение на расстоянии двух с половиной метров (максимальная скорость неотцепляшки 2,5 м/с) и отскакивает в последнюю секунду. Поймав пару-тройку крепких подзатыльников от «швабры», бугельщик подсознательно следит боковым зрением за каждой приближающейся и ловит ее рукой на лету, не оборачиваясь. Не льстите себе! У вас так не получится, для этого нужны постоянные тренировки. Я считал себя опытным и этой зимой шатался по посадочной площадке четырехкреселки, как по своей квартире. Увы, у любой канатки женский характер – невнимания она не прощает. Я был поддет креслом и сотворил такой кульбит, что случайные зрители до сих пор просят римейка. Защитные рефлексы тушки, правда, сработали и было больше стыдно, чем больно, но раз на раз не приходится. Внимание, внимание и еще раз внимание! Осознали? Тогда подготовьтесь к посадке.

Лучше делать это заранее. Для начала, вспомните Айседору Дункан и заправьте в одежду длинные шарфы, волосы, косы, оденьте или спрячьте под одежду подтяжки штанов, застегните ремни и куртки, проверьте, застёгнуты ли карманы с деньгами, мобилками и ценными вещами, на месте ли ски-пасс, оденьте на руки или надежно пристегните к одежде перчатки. Снимите с плеч рюкзак, выньте из рюкзака своего детёныша, если таковой там имеется и крепко держите оного, а то, не поверите, всякие случаи бывали с раскатавшимися папашами-мамашами, сам бы не верил, если б не видел!

И, обязательно, лыжникам – вынуть руки из темляков лыжных палок, а бордерам – отстегнуть заднее крепление. На двух последних моментах остановлюсь подробнее.
Вынимать каждый раз при посадке руки из темляков лыжнику влом, но, не выполняя этих действий, такой чел создает опасность не только для себя, но и для окружающих, ибо, пытаясь сохранить внезапно утраченное равновесие (например, при съезде на посадочный конвейер или же в момент посадки в кресло), он рефлекторно машет руками, и палки попадают в глаза, нос, рот, уши, пах и другие важные части тела стоящих рядом. Извинения, в таком случае, не помогут. Но, допустим, горе-лыжник все же сел в кресло. Думаете, закончились его злоключения? Нет! В момент посадки палочки свои он не контролирует, и их вполне может заклинить между низом кресла и поверхностью посадочной площадки, а так, как руки в темляках… Повезет – сломаются только палки, нет – травмирует кисти рук, или же просто тушку выбросит с кресла, которое, к тому же догонит и наподдаст напоследок, целясь, между прочим, не куда-нибудь, а в голову или в позвоночник, такой уж у него нрав. Канатчик среагировать не успеет, и не надейтесь. Даже если успел, кресло по инерции пролетит еще, как минимум, метра четыре (это в режиме аварийного торможения) – убежать еще не удавалось никому. На моих глазах одного мужика таким макаром отбросило метра на три. Он даже понять ничего не успел. Так и ходил, зажав в руках ручки от палок, пока в себя не пришел. То-то! Раньше думать было надо!

Итак! Руки из темляков вынуть, палки держать за середину в одной руке. Садящиеся в кресло справа берут палки в правую руку, слева – в левую. Следить за положением палок обязательно. Все просто, ясно, логично и безопасно.

И еще одна причина, почему нельзя проходить на посадку с палками в «боевом положении». Причина эта – посадочный конвейер, называемый нами в разгонной полосой или просто «разгонкой», которая представляет собой непрерывно движущуюся замкнутую ленту из сочлененных траков. Пространство между движущейся лентой и неподвижной рамой закрыто крепкими щитами, не допускающими попадания в него ног, рук и иных посторонних предметов. Конец лыжной палки туда тоже не просунешь – зазор слишком мал. Так думал я однажды утром, а вечером, выпучив глаза от удивления, разглядывал вырванные с мясом траки. А фигушки! Наш человек способен воткнуть любую палку в любую дырку! Воистину, да не оскудеет талантами родная земля! Канатку потом пришлось запускать на половину скорости, пока новые траки не пришли. Потом ребята ночью на морозе ремонтировали. Изрядно неприятная работа. Держите палки так, как описано выше, и вы убережете технику от поломок, персонал от мороки, а себя – от крайне неприятного инцидента, ибо «прилетит» уже не от одного кресла, а от всей смены кресельщиков. Я б, лично, и платить за ремонт заставил, если б поймал тогда…

Теперь о бордерах. Бедняги, их снаряд совершенно не приспособлен ни к посадке на кресло, ни к высадке. Даже в кресле они сами себе мешают (часто, именно из-за неудобного расположения бордов на ногах и происходит недогруз кресла). По-этому многие предпочитают борд вообще снимать перед посадкой и держать его в руках перед собой. Способ спорный, на СКИРУ эта тема тоже обсуждалась. С одной стороны, бордеру, особенно начинающему, так проще и безопаснее сесть в кресло и слезть с него, с другой – доской с остро заточенными кантами рвется обшивка кресел, сдирается покрытие металлических частей, царапается прозрачный колпак (если имеется). Да и устройство площадки для высадки пешеходов отличается от площадки для высадки лыжников тут либо одно, либо другое. Падение тяжелой доски тоже исключить нельзя. Я специально консультировался на эту тему с представителями фирм – производителей канатных дорог. Ответ их однозначный – борд должен быть на ноге, но я, лично, бордеров за доски в руках не гонял. Понятно, что проблема ждет своего технического решения.

С морально-психологическим настроем и подготовкой разобрались – идите к посадочному турникету. И не просто так, а стройными шеренгами по количеству мест в креслах.

Детёнышей поставьте по краям – с крайних мест им проще будет сойти, в идеале – крайнее наружное место. Не наваливайтесь на флажки посадочного турникета, они хоть и крепкие, но иногда это приводит к поломке всего механизма турникета. Пока персонал будет разбираться, потеряете время. Флажки открылись – не тормозите, но и не суетитесь, заходите уверенно, спокойно. Детенышей подстраховывайте. Впервые на канатке и нет уверенности или детёныши мелкие – заранее попросите дежурного на станции снизить скорость. Отказать не имеет права, цена вопроса – легкий щелчек переключателем с любого основного или выносного пульта. Исключение – старые канатки советского производства. Те на одной скорости тарабанят, тут не поизвращаешься. Если необходимо перевести больных, раненых, загипсованных, на костылях и иных бедолаг, дорогу лучше остановить вообще. Персонал, в таких случаях, предупредите заранее и проследите, чтобы о вас по телефону или рации обязательно предупредили дежурного по верхней станции с указанием номера кресла.

На посадке не ловите ворон, не торгуйте хлебалом, не тупите, не тормозите, не оборачивайтесь на свист и крики типа «Вас-с-с-я-я-я!» или «Маш-к-а-а-а!», не орите сами. Не фотографируйте родственников, идущих за вами (не смейтесь – бывало, потом фотоаппарат у чувака во рту, каким-то образом оказался, чудеса на виражах!!!) Нужно будет – перезвонят, или сами перезвоните.

Ни в коем случае не пытайтесь развернуться на крик поперек хода канатки.. Помните – кресло на скорости 2,5м/с лупит без оглядки на заслуги, звания и количество денег в лопатнике. Следите только за ним. Примите удобную для посадки стойку, ноги чуть согните в коленях, свободную руку отведите назад, для того, чтобы кресло придержать.

Не пытайтесь соскочить на лыжах вбок с движущейся «разгонки», лучше, в случае чего, вперед съехать, умные люди там выкат делают. Не удержались, упали – не разлёживайтесь, вы не на пляже – сразу отползайте к наружной стороне. Видите, что не успеваете отползти – распластайтесь по площадке, не поднимайте голову, ноги и другие части тела – кресло должно пролететь над вами. И не пытайтесь догнать уходящее кресло и запрыгнуть в него, равно как и спрыгнуть с него. За упавшей снарягой потом заедете.


Есть в мире закон, и он непререкаем,
И знает о нем каждый сведующий:
Не гонись за женщиной, как за уходящим трамваем –
Сзади всегда идет следующий! (с
)


Замените «женщину» на «кресло» и получите незыблемое правило. Милые дамы, без обид, это я так, для лучшей усвояемости материала.

Не пытайтесь сесть на двухместное кресло втроем, трехместное – вчетвером и так далее – не получится, лишний вылетит обязательно. Вас удивляет, что пишу очевидные вещи? А я каждый день, в свое время, такое наблюдал!

Сели в полупустое (пустое) кресло - соблюдайте баланс. Кресло должно идти без крена. Не загружайте только один его край. Едете в одиночку – садитесь в центре. Исключение – двухместное кресло. Там все равно, где сидеть.

Сели – ноги держите вместе, чуть впереди, а не под креслом, лыжи держите параллельно ходу канатки, приподнимите носки лыж.
Все в порядке? Поехали! Но сначала один важный момент:


Дуги безопасности кресел и их подлый нрав

Дуги безопасности закрывать необходимо. Это не обсуждается! Казалось бы, что проще, но всякого рода «подводные камни» существуют и здесь. Дуга безопасности – не совсем дуга. Она представляет собой крепкую металлическую пространственную раму, к которой крепятся подножки, упоры, петли для закрытия, на новых моделях еще и упоры безопасности для детей. Все это устанавливается на несущей раме кресла. Туда же крепится и пружинный механизм для возврата дуги безопасности в первоначальное положение после высадки пассажиров. Как видите, навешано предостаточно, чтобы зацепить, ударить и прищемить неосторожную тушку. Обычно это происходит так: садишься в кресло и внезапно получаешь ощутимый удар по голове – соседом оказался чрезмерно ретивый торопыга, с разгона опустивший дугу безопасности без оглядки на окружающих. Здесь у вас вариантов ровно три: первый – запоздало выматериться и выслушать запоздалые извинения попутчика, второй – кататься в шлеме (но очки на шлем не сдвигать, ударят дугой по очкам - сломают), третий – сразу взять ситуацию под контроль, возглавить процесс, самому придержать дугу, и, четко подав команду «Закрываю!», медленно закрыть оную, убедившись, что детали дуги в процессе закрытия не ущемляют прав, частей тела, одежды, снаряжения и гениталий окружающих. Как раз тот случай, когда инициатива не наказуема.

Есть еще один момент, почему, в целях собственной безопасности, необходимо урезонить ретивого торопыгу – высота от нижнего края кресла до поверхности посадочной площадки. Обычно она составляет около 0,5-0,7м, но, к сожалению, не является постоянной, так как зависит от массы пассажиров (которая, сами понимаете, не является константой), а также длины пролета каната на площадке и динамической составляющей при посадке. Проще говоря, кресло «просаживается» под нагрузкой, и не исключается возможность, что подножка опущенной дуги безопасности зацепит за площадку, а если в момент посадки еще и кресло раскачать – подножка за площадку зацепит почти наверняка. Последствия труднопредсказуемы – от поломки подножки до различных травм сидящих. Выше кресло тоже поднять нельзя – дети не сядут, да и взрослым будет трудно.

В этой связи, приведу кое-что из собственных воспоминаний. Строили мы как-то разгонку и площадку для высадки на нижней станции трехкреселки. Помнится, я эмпирическим путем пытался сопоставить все вышеуказанные факторы и вычислить «правильную» высоту, что-то постоянно измерял, прикидывал… В конце-концов и разгонку и площадку построили и настало время испытаний. Пассажиров было жалко, посему тестовый заезд я решил провести «на собаках», то есть на себе и двух своих бригадирах. Сели, мы, короче, в кресло… Справедливости ради, отмечу, что высоту разгонки на посадке я расчитал идеально, а вот с высадкой… Понадеялся, что насыпной грунт просядет. Не просел. Наше кресло зацепилось подножками за площадку, дернулось, опасно наклонилось вперед и пошло рывками, а в кресле, матерясь и цепляясь руками за что попало, чтобы не вылететь, болтались мы. Оператор врубил режим аварийного торможения, и все кончилось столь же неожиданно, как и началось. Отделались легким испугом, но дуга безопасности восстановлению не подлежала.

Проблему высоты площадки мы устранили в тот же день с помощью экскаватора с двухкубовым ковшом. Однако, катаясь в различных местах, я на многих креселках невольно отмечаю слишком высокий уровень посадочных площадок относительно кресел. Посему, чтобы не повторять моей ошибки, закрывайте дугу безопасности в момент, когда кресло начнет набирать высоту. По аналогии с авиацией – самолет на взлетной полосе шасси не убирает, начал взлет – убрал шасси. Тут то же самое. Только мы свои шасси выпускаем. О высадке поговорим отдельно.

Исключение – кресла, не оборудованные подножками, можете закрывать прямо на посадке – ветер на рост телеграфных столбов не влияет.

Бывают случаи и прямо противоположные. Как-то сажусь в кресло вместе с молодыми родителями и ребенком лет пяти. Все трое до смерти напуганы предстоящей поездкой на канатке, но кататься хотят. Из серии «мышки плакали, кололись…». Сев в кресло, мама с папой тут же мертвой хваткой, до посинения в пальцах цепляются за куртку ребенка. Я, знаете ли, на креселках много всякого повидал, посему, сижу, молчу и не вмешиваюсь. Съехали с посадки. Закрываю дугу безопасности и ловлю на себе бесконечно удивленные взгляды семейства: «А мы не знали, что здесь еще и ЭТО есть!» Всю дорогу до верхней станции меня благодарили, оказывается, они уже пол дня так без дуг безопасности катаются, и даже не знали об их существовании. А ребенка держали, чтобы не упал. «Знаки видели?» - спрашиваю. В ответ недоуменное молчание. Могли б хоть на других катающихся посмотреть, хорошо, что ничего не случилось. Я тогда специально на нижнюю станцию съездил. Знак висел там, где ему и положено было висеть – на первой опоре на видном месте.

Повнимательней, господа. И не пренебрегайте дугами безопасности. Они, несмотря на подлый нрав, вещь полезная, особенно в режиме аварийного торможения.

Восьмиместное кресло с дугой безопасности
Трах-трах, и его негативные последствия...

Обману клубничные ожидания некоторых читателей. Речь пойдет не об ЭТОМ, хотя и этот аспект в жизни лыжебордеров опосля упомянуть придется. Речь о другом явлении пойдет. Заходит лыжник, например, после заснеженной трассы на чистый посадочный конвейер, разгонку, по нашему, и, сразу делает трах-трах - выбивает о разгонку скопившийся на лыжах снег. Бордер… Тот еще и подпрыгнет повыше, и хряснет доской о разгонку со всей дури. Делаешь замечание, удивленно закатывают глаза, типа «а что я такого сделал?». Для людей вменяемых объясню, невменяемым объяснять что-либо бесполезно. Сказанное, в большей степени, относится к распространенным у нас и бесконечно «любимым» мной до колик в печени разгонкам фирмы «Chair Kid». Попался бы мне тот гений инженерной мысли, который придумал сделать конвейерные траки и пальцы к ним из хрупкой в мороз пластмассы, я б ему яй… Нет, я б его просто заставил поработать на собственном изделии хотя бы один сезон. Он бы все понял. Основной недостаток данной системы в том, что привод осуществляется непосредственно через траки. Там есть такие зубчики, входяшие в зацепление с шестернями на приводном валу. Зубчики, понятное дело, тоже пластмассовые, как, кстати, и шестерни. Так вот, когда трах-трах, эти зубчики выкрашиваются. Понятно, что не сразу, но ведь за день канатка перевозит по насколько тысяч человек, и когда каждый лыжами да бордами трах-трах… Сначала образуются микротрещины, потом – макро, потом зубчики частично выкрашиваются и разгонка идет рывками, доводя до бешенства автоматику канатной дороги, а потом и вовсе останавливается, вал крутится, а толку – зацепления нет! Ремонт такого дела – весьма марудная штука, особенно в сезон, особенно ночью, особенно в мороз. Еще один момент – сбитый с лыж снег через щели попадает в бетонную яму разгонки, накапливается там и, в конце концов, клинит ленту. При большом скоплении народа такое иногда случается раз в несколько дней. И тогда вечером, после закрытия, как по взмаху волшебной палочки, канатчики дружно превращаются в шахтеров. Самый мелкий и юркий лезет под ленту в «забой», остальные выкидывают «добытый» снег с бетонной ямы «на гора». Представьте, как заниматься таким после смены, когда хочется есть, спать, согреться и просушить, наконец, мокрую обувь.

Разгонки фирм «Compaс» и «San Kid» конструктивно более стойкие к описанным поломкам. У них длинные футерованные металлические траки не соединяются между собой, а крепятся с обеих концов к ведущим стальным цепям, типа велосипедных только побольше и звездочки на валу там тоже металлические. Трах-трах такая система, в целом, лучше переносит, но дополнительные удары и вибрации не шли на пользу ни одному механизму, и, в конце-концов, приходится чинить и ее, и, как всегда, внезапно, и, как всегда, в неурочное время.

Разгонка фирмы «Compaс», представленная на выставке «Interalpin-09» в Инсбруке
Так что, если в ответ на ваше трах-трах вы услышали от усталого канатчика, риторический вопрос «А по голове?» или же кое-что покрепче, не спешите обижаться, огрызаться и быковать. Скажите просто и искренне: «Извините, я больше не буду!» Нет, и правда не будете! Нужно же и людей понять!

Особенности национальной посадки на бугель
Когда-то, еще во времена первого бугеля на нашем курорте, на посадке произошел прикольный случай, передающийся уже третьему «поколению» бугельщиков. В общем, в один совсем непримечательный день, даже не в воскресенье (народу, помнится, было мало), заходит на посадку девушка-лыжница (Д), и между ней и бугельщиком (Б) происходит следующий диалог:

Д (требовательно): Вставьте мне между ног!
Б (грозно): Не положено!
Д (мило хлопая глазками): А почему?
Б (размягчаясь): Не могу я. С меня за это зарплату снимут.
Д (с выражением Кота-в-сапогах из Шрэка-2): Ну, пожалуйста! Ну, вставьте мне между ног! Ну, привыкла я так! Иначе мне трудно будет!
Б (шепотом и оглядываясь по сторонам): Ладно уж, вставлю. Становись… Ноги! Ноги раздвинь!
Д (приняв удобную позу): Ой, спасибо! Я так рада!
Б (поймав, вставив и подтолкнув): Пое-е-ехали!

Где-то в районе второй опоры до девушки наконец-то дошло, и над склоном разнесся громкий ржач.

Речь шла о посадке на двухместную «швабру», которую вставлять между ног запрещается в целях безопасности. А вы о чем подумали? Исключение – одноместная «тарелка». Ее и вставляйте между ног, на здоровье.

На подготовке к посадке я останавливаться не буду – выше все сказано, единственное – рюкзак снимать не надо. Да и разобраться на пары желательно заранее, «не по жиру, а по ранжиру», ибо, если в росте напарников существенный градиент, то ехать будет трудно: у одного будет швабра под коленками, у другого – под мышками. Не лишне будет скооперироваться лыжник-лыжник, бордер-бордер, хотя, смешанные «браки» тоже не запрещаются. Ах, как крепко обнимают бордистки на крутом подъеме! Ах, как жарко дышат в ушко! Ах, какие у них при этом глаза! Но, такой мезальянс, хоть и приятен, но непрочен, в смысле, неустойчив, и на трассе существует реальная возможность навернуться и получить бордом по сусалам, особенно, если ваша подружка только осваивает снаряд. За удовольствие нужно платить. Выбирать вам!

Не помешает также для наших лыжебордеров уметь заранее оценивать состояние бугелей, ибо если бугель старый или подуставший – жди стартового рывка. Напомню, скорость бугельного подъемника до 3,5м/с, а это на 1 м/с больше максимально допустимой скорости креселки-неотцепляшки. Рывок получится что надо! Не забывайте сгруппироваться, пощадите позвоночник! Лучше незадолго до предполагаемого рывка чуть оттолкнуться вперед. На некоторых подъемниках бугельщики, зная о рывке, сами подталкивают, но девушкам это не всегда приятно, да и мужики как-то странно косятся. На безопорных подъемниках, где ручки (бугеля) крепятся непосредственно к канату, проходящему на уровне пояса, лучше (в обход инструкции производителя) сначала несколько раз для привыкания подняться, держась за ручку руками и не заводя за поясницу, иначе рискуете неслабо получить ручкой по почкам. Лыжи держать параллельно канату! Палки – смотри выше. Если вы все проделали правильно – помашите ручкой дяде-бугельщику и в путь!

С посадкой, вроде, все. Много «буков», но я и так ужал, как мог, стараясь «впихнуть невпихуемое». Дальше в Части II продолжу. Некоторые аспекты я намеренно упустил, скажем, посадка на креселку-отцепляшку проще ввиду меньшей скорости подвижного состава на посадочной площадке, а гондолы и маятники лично не эксплуатировал и подводных камней не знаю.


Часть II

Эпиграф
7. ПАССАЖИРАМ ЗАПРЕЩАЕТСЯ:
7.1. Проезд в кресле стоя, лежа, сидя на спинке кресла, а также спиной вперед.
7.2. Раскачивать кресло.
7.3. Курение в кресле и пользование открытым огнем.
7.4. Провоз взрывчатых, огнеопасных и ядовитых веществ.
7.5. Объезд вокруг приводного или обводного шкивов.
7.6. Проход на станциях под несуще-тяговым канатом, кроме случаев, указанных особо.
7.7. Нахождение на площадках станций за пределами зон, отведенных для посадки и высадки.
7.8. Посадка и высадка за пределами отведенных для этих целей зон.
7.9. Проезд в креслах без закрытой дуги безопасности (запорного рычага).
7.10. Перевозка животных на креслах канатной дороги.
7.11. Перевозка крупногабаритных вещей или багажа весом более 15 кг на одного человека.
7.12. Разворачивать лыжи перпендикулярно или под большим углом к направлению движения канатной дороги.
7.13. Спрыгивать с кресла на линии.
7.14. Умышленно портить оборудование канатной дороги.
7.15. Проезд в нетрезвом виде, а также под действием наркотических веществ.
7.16. Проезд в грязной одежде.
(Извлечение из крика души)
Смеркалось. Креселка докатывала последний круг, а я сидел в полутемной аппаратной, подперев голову руками, и думал тяжкую думу на тему «А на хрена оно мне все это надо?» Вот недавно, на креселке в N, нетрезвый дедуля с кресла низвегся, ушибся весьма, или, в соседнем районе на бугеле в M парнишка погиб – пытался поймать «швабру» на линии, чтоб бесплатно прокатиться и захлестнул петлю из буксирного тросика за шею… У коллег неприятности крупные. И людей пострадавших жаль. Хоть сами виноваты, но какие уж теперь счеты! И проверки пошли внеплановые… Голова забита какими-то предписаниями, недописанными актами, инструкциями. И аварийный движок глючит. И «шутник» на радио (микрофон ему в глотку!) намедни запустил «утку» об обрыве несуще-тягового каната на моей креселке. Полковник из МЧС прискакал. Злой. Орал: «Где трупы?!». Разобрались. Посмеялись. Дружно обматерили падкие на непроверенные сенсации СМИ, но осадочек в душе остался. Короче, настроение в тот вечер было на букву «х», в смысле, отвратительное. И вот, когда это самое «х» достигло апогея, взгляд уловил нечто такое, что заставило вздрогнуть даже огрубевшие сердца бывалых канатчиков. Нечто, при ближайшем рассмотрении, идентифицировалось как молодая привлекательная девушка, в чем, собственно, ничего противоестественного не было, ибо этого добра на любом горнолыжном склоне с избытком, но то, как она сидела!!!... А сидела она на СПИНКЕ кресла, свесив ноги вниз и, подперев руками прелестную головку, томно курила, «вперив взор в прекрасны дали». Готовая жертва аварийного торможения! Дальше все это я созерцать не мог. Выскочил, короче, из аппаратной, подбежал к девушке и со всем пылом своей души произнес: «Милая леди, хоть я и сражен Вашей красотой и смелостью, но, позвольте Вам заметить, что избранный Вами способ передвижения на вверенной мне пассажирской подвесной канатной дороге является чрезвычайно опасным для столь нежного и хрупкого создания. Так что, позвольте, сударыня, Вашу ручку, и я почту за честь проводить Вас за пределы зоны высадки». Да, так я тогда и сказал, кажется. Не верите? И правильно делаете!

Тот случай подвиг меня на исторжение крика души под казенным названием «Правила поведения пассажиров подвесной пассажирской канатной дороги». Крик души был облачен в шрифт восемнадцатого размера, и не кровью израненного сердца, но тонером лазерного принтера распечатан и вывешен на видном месте возле кассы. Как и ожидалось, «Правила…» те никто не читал. Ну не читают наши люди правил! И, тем более, не соблюдают. Так неужели я зря писал? Эта мысль не давала покоя весь сезон. И вот однажды, уже в самом конце сезона, мною была замечена девушка, долго и старательно, мило морща носик, изучавшая сей документ. «Ну, наконец-то! Хоть одна!» - подумалось. «Правильная» девушка получила тогда от меня бонус в виде бесплатной поездки на канатной дороге, но проблема осталась. И если предыдущую часть своего трактата я посвятил посадке на канатку, то эту – как, собственно, на канатке ехать, ибо не все так просто в подлунном мире.

О плане, колее и законе Мерфи, или почему канатка не качели

Существует у проектировщиков почти технический термин «защита от дурака», оптимистично предусматривающий усиление элементов конструкций или блокировку механизмов с целью защиты от негативных последствий, вызванных неправильными действиями иных несознательных индивидуумов. С некоторых пор оптимизма проектировщиков я не разделяю. Дурак - на то он и дурак, чтобы в деле сворачивания собственной шеи потратить максимум усилий, времени и средств. И тут никакая защита помочь не сможет. Так и с раскачиванием кресла получается – повесь на опоры хоть сто запрещающих знаков, а нет-нет, да найдется «умник» с нехваткой адреналина.

Между тем, раскачивание кресла на линии – действие весьма опасное не только для дурака, но и для несчастных, случайно оказавшихся с ним на канатной дороге. И причина тут в весьма важном для канатных дорог параметре – колее, то есть, расстоянии в плане между ветвями несуще-тягового каната. Колея эта напрямую зависит от вместимости кресел – чем вместительней (шире) кресло, тем шире колея, иначе кресло попросту будет задевать за опору. Но с увеличением колеи соответственно вырастает и опрокидывающий момент, действующий на эту самую опору. Посему колею сверх необходимости увеличивать вредно, и ее принимают оптимальной, исходя, к примеру, из такого расчета, чтобы при отклонении кресел внутрь колеи на угол одиннадцать с половиной градуса между ними оставался просвет 1 метр в пролете менее 200 метров (при большем пролете колею увеличивают, но соотношения это не меняет). Допустимое расстояние между креслом и опорой и того меньше – при том же отклонении оно составляет всего тридцать сантиметров. Ежу понятно, что при таких размерах в плане, раскачанное сверх сакраментальных одиннадцати с половиной градусов кресло влупить в опору просто обязано, а при наличии двух дураков во встречных креслах, возможно и лобовое столкновение.

Вероятность этого незначительна, но все же есть, ибо дураков, увы, хватает. Напомню, что скорость кресла-неотцепляшки – до 2,5 м/с, а с отцепляемым зажимом – до 5 м/с. Кроме того, раскачиваясь, можно элементарно выпасть самому, вытолкнуть соседа по креслу или уронить снаряжение. Последствия можно себе представить. Впрочем, расскажу кое-что.

Садился как-то мужик в кресло. Кресло закачалось. Мужик вспомнил детство золотое, добавил амплитуды неслабо. Естественно, что креселка такого надругательства не простила, и мужичонка крепко вмазал в набегающую опору. И естественно, что этим дело не закончилось, ибо согласно третьему следствию закона Мерфи, из всех неприятностей произойдет именно та, ущерб от которой больше. А вышеупомянутый закон надо жирным красным шрифтом прописать в каждой инструкции, так как на самой обычной канатной дороге он действует с завидной регулярностью.

Короче, имело место быть:
а) от удара несуще-тяговый канат слетел с роликов, но (слава Богу!) на улавливатели, перебив по дороге ломающийся предохранитель, и креселка остановилась;
б) опасно проскользнул зажим кресла;
в) случилось это не где-нибудь, а на самой нагруженной опоре, к тому же, воспринимающей отрицательную нагрузку, что значительно усложняло возвращение каната обратно;
г) при нахождении каната на улавливателях ни основной, ни аварийный привод для эвакуации запускать нельзя - повредишь канат или вообще сбросишь его с опоры вместе с пассажирами;
д) спасатели – субстанция субъективная и в тот момент находящаяся в количестве одного, потому как лето;
е) из всех смен канатчиков на дежурстве оказалась самая неопытная.

Вследствии резонанса этих факторов, пассажирам пришлось некоторое время понаблюдать за жизнью внизу с высоты своего положения, что их, почему-то, совсем не радовало. Благо лето, и было тепло да светло. Хоть в одном закон Мерфи не сработал.

А о том, что габариты в плане надо уважать и креселка – не качели в парке, удостоверились тогда все присутствующие.

О несексуальных позах и экстремальной «Камасутре»

Позы бывают разные и для разных случаев подходящие, но объединяет их, пожалуй, одно – все их пытаются воплотить в жизнь. И не где-нибудь, а на кресле канатной дороги. И если операторы-новички поначалу откровенно прикалывались с пункта 7.1 правил для пассажиров, то со временем их скептицизм заметно поубавился, так как данный пункт с натуры писан, и фантазии человеческой нет предела. Увы, пока безопасной считается только такая целомудренная поза: сидя в кресле лицом по направлению движения, удобно обопритесь на спинку, ноги держите вместе, на подножке, лыжи - параллельно движению канатки носками вверх. Не болтайте ногами в лыжах в воздухе – если лыжа отстегнется, находящимся внизу не поздоровится, да и вам потом искать (к палкам это тоже относится). Лыжи держите только на подножке. Если конструкция кресла подножек не предусматривает, проверьте регулировку креплений перед посадкой.

Не разваливайтесь в кресле, как на диване. Такая поза не только доставит неудобства окружающим, но и для человека в лыжах является чрезвычайно опасной, особенно, для человека в длинный лыжах, сидящего в кресле со стороны линейных опор, так как (смотри предыдущую главу о габаритах) носком лыжи можно за эти самые опоры зацепиться, и тогда хорошо еще, если лыжа успеет отстегнуться и обойдется банальным вывихом сустава. А то и с кресла можно слететь, коль карта удачно ляжет. И не вертитесь – канатка благоволит людям, оборудованным внутренним стержнем, но не шилом в заднице. Кстати, ничем другим, кроме как наличием вышеупомянутого девайса в мягком месте, я не могу объяснить желание некоторых особей заняться в кресле канатной дороги… сексом. Сам лично таких естествоиспытателей не наблюдал, к ихнему же и счастью, ибо, поймав, лично уестествил бы обоих дополнительно по очереди и без вазелина, но на просторах Интернета такое где-то обсуждалось. Ознакомившись с той инфой, я крепко задумался, ибо Камасутра – Камасутрой, а за безопасность-безопасностью, и подобные случаи надо бы жестко пресекать, но дело-то деликатное. А вдруг там «лябовь» и все такое? Тем более, прекрасно помню, как на заре моей заводской юности, начальник цеха непроизвольно вмешался в процесс, происходивший в кабине мостового крана, грузоподьемностью 30 тонн, что вызвало непроизвольный спазм влагалищных мышц у оператора крана, называемый в простонародии «склещиванием» и привело к спасательной операции в простынях на глазах у всего цеха (в том числе и законного мужа виновницы, что экстрима, несомненно, добавило), а также к длительному простою того самого крана и срыву цехом месячного плана, не говоря уже о распаде простой советской семьи.

Ввиду серьезности последствий, разъяснительную работу среди населения проводить, все-таки, надо, посему снова обращусь к тактико-техническим данным ППКД, а именно, к продолжительности поездки. А она, на всех лично мне известных современных креселках ведущих фирм составляла, в среднем где-то около семи минут от посадки до высадки. То есть, времени вам не хватит даже на предварительные ласки, если вы, конечно, не родственник кролика. Да, видел я креселки, ковыляющие двадцать, тридцать, а то и сорок минут, но две из них – выкидыши благополучно канувшей в Лету Союзпроммеханизации, а одна – непонятной чешской фирмы TRANSPORTA, прибывшая в наши края уже изрядно подуставшей почему-то аж из Мончегорска и смонтированная, почему-то, армянами. Приглашать девушек на такую рухлядь – себя не уважать! И вообще, оно вам надо? Неудобно, холодно, выпасть можно в порыве страсти. Лучше уж другое место для любви поискать, а канатку использовать согласно ее паспортному назначению, то есть «для перемещения пассажиров на перепад высот».

И чтобы окончательно укрепить в читателе мысль о чреватости занятий экстремальным сексом, расскажу-ка еще одну старую историю, вошедшую уже в народный эпос узких кругов канатчиков. Итак, все началось с того, что к юбилею фирмы администрация выкатила доблестным труженикам горнолыжных склонов «бочку варенья и корзину печенья», и доблестные труженики горнолыжных склонов расположились со всем этим добром прямо у нижней станции бугеля на вечернем катании. Мероприятие проходило просто и душевно. Желающие катались, а остальные коротали время за столом. Вот тут-то все и произошло. Ратракист Петя, вдоволь откушав «сладкого», отправился ратрачить к завтрашнему дню соседний склон уже закрытый для катания и там, в темноте, внезапно выскочил ратраком на парочку в самом разгаре любовных игр (!), лежащую на снегу (!!) в миссионерской позе (!!!), не снимая лыж (!!!!!!!!!!). Ратрак затормозил буквально в миллиметрах от парочки, что-то там, уже и не помню что, сломал, то ли палец, то ли палку, но это, в сложившейся ситуации, уже было несущественным. Тут-то бы герою-любовнику отряхнуться, извиниться, поблагодарить Петю за отличную реакцию и с достоинством удалиться восвояси, но он, воспылав жаждой мести за прерванный акт, отправился искать начальство с целью пожаловаться на Петю.

Главного Шефа любовник-экстремал, конечно, не нашел, но нашел Начальство помельче, отличавшееся удивительной некомпетентностью и неоправданно завышенной самооценкой, посему, весьма нелюбимое доблестными тружениками горнолыжных склонов. Ему-то и выложил оторванный от дамы страдалец свои думы и чаянья, умолчав, впрочем, некоторые подробности интимного характера. Вызови тогда Начальство Петю в кабинет и поговори с ним тет-а-тет, история б не получила широкой огласки, но Начальство решило устроить показательный разнос с целью укрепить свою шаткую власть в среде вышеупомянутых доблестных тружеников горнолыжных склонов, гуляющих, в тот момент у нижней станции бугеля. И вот, картина маслом: к скоплению народа, возглавляемому Начальством, подваливает ратрак, из него вываливается не совсем трезвый Петя с видом «обидели мышку, написали в норку» и начинает громко на весь выкат излагать свой взгляд на текущую проблему, живописуя подробности и подкрепляя сказанное весьма красноречивыми выражениями, жестами и телодвижениями. Начальство пытается что-то сказать, но поздно, момент упущен, «Остапа понесло». Короче, через пять минут после начала «спектакля» в радиусе двадцати метров стоять на ногах уже никто не мог – все ползали под праздничными столами, заливаясь слезами и давясь «вельветом», ибо нормально ржать сил уже не было. И только пунцовое Начальство неподвижным столбом возвышалось в «эпицентре», не в силах уже повлиять на ситуацию. Понятно дело, главный виновник торжества - сексуальный мститель, уже на второй минуте Петиного рассказа превратился во мстителя неуловимого и дал стрекача вместе с пылкой дамой своего сердца.

И я там был, мед-пиво пил.

Помнится, когда все закончилось, вылез из-под стола, вытер слезы, выплюнул «вельвет» и подумал, что, в сущности, Петя прав – имеешь номер – иди @*#:!%:? туда и не порть людям жизнь. И с той поры для любовных утех предпочитаю белизну простыней белизне склона. Но одного до сих пор понять не могу – как же это им удавалось в миссионерской позе и лыж не снимая? Хотел Петю расспросить, да уволился он. Так вот!

О пороках человеческих

Не о всех, конечно. Лишь о тех, которые способны отравить жизнь человеку во время поездки на канатной дороге. К примеру, о сволочизме курильщика, то есть желание покурить, совершенно не считаясь с мнением соседей по креслу, даже если это ребенок или беременная женщина. Не раз ведь случается такое. Едешь, понимаешь, едешь, чистым горным воздухом дышишь и тут рядом – смрад тлеющей сигареты, вонючий «выхлоп» и плевки с кресла. И ты отворачиваешься в сторону, думая о том, что, в сущности, поездка на кресле через пять минут закончится, а портить настроение на весь день, заедаясь с хамом, как-то не охота. Так вот, к сведению любезных пассажиров, курение и пользование открытым огнем на любой канатке категорически ЗАПРЕЩЕНО! И дело тут не в пресловутой капле никотина, убивающей лошадь и разрывающей в куски хомячка, и не в курящих женщинах, кончающих раком, и, даже, не в культурном отношении к окружающим, хоть это и немаловажно. Опять же, дело в безопасности.

Непотушенная сигарета всегда находилась в топ-тенах причин пожаров, как бы банально это не звучало. Сухие листья, смолистая опавшая хвоя, шишки, высохшие трухлявые пеньки – просто праздник для окурка. Добра этого хватает, особенно в Крыму. Там эти самые иголки хвойные вспыхивают как порох, и с пороховой же скоростью огонь и распространяется. Помню, волочил я как-то велосипед по горящему крымскому лесу – и велик бросить жалко, и огонь нагоняет… Но это уже другая история, к теме не относящася.

Да и у себя на канатке как-то тушить пришлось. Тогда обошлось, ибо канатка после пожара уже не канатка вовсе, а сырье для доменной печи. «Зимой не загорится!» - возразит курящий. Не факт. Ветром вполне может занести бычок к деревянному строению, к бензобаку машины, дизель-электростанции или аварийного движка канатки, да мало ли куда. Был случай, когда тлеющий окурок попал в глаз ребенку, едущему на следующем кресле. «А я забычкую!» - опять не унимается курильщик. Позвольте, разве вы бычкуете свои окурки в свою же одежду и снаряжение? В кресло вы, дорогой мой, бычкуете, в сидушку, вот куда вы бычкуете постоянно! В результате новенькое кресло за пару-тройку сезонов превращается в привокзальную скамейку – лаковое покрытие повреждено, сидушки и поручни пропалены, в щелях бычки затолканы. Да еще и вездесущее «Тут был Вася!» маркером. И где он только этот урод не был! Эх, заставить бы вас заплатить по счету, выставленному «фирмачами» за поставку сидушек, да, вдобавок все бычки на линии собрать! Впрочем, что я спорю и доказываю! С иным и спорить и доказывать бесполезно. Убеждался в этом неоднократно.
Просто: «Курить на канатке запрещено!». И точка! Не обижайтесь.

От курения плавно и логично к пьянке перейду, ибо все известные мне инструкции предписывают нетрезвое тело на канатку не пущать. Но вы же не первый раз на склоне! Глинтвейнчик ароматный, коньячок, бальзамчик! А в обед под шашлычок да под огурчик хрустящий! Э-э–эх! Так и вообще канатку закрыть можно уже к десяти часам. Посему допуск тела на посадочную площадку осуществляется по весьма субъективной шкале адекватности данного тела, которая (шкала), к тому же, у каждого канатчика своя. Но что поделать, иного способа пока нет. Остается только пожелать лыжебордерам твердо меру знать и не подвергать себя опасности – падают бухарики с кресел, и случаи такие нередки. Даже если и не падают… Вот, скажем, случай дороге N. Под вечер дело шло. Собрались, было, мужики канатку заглушить да домой разойтись, но пристало одно тело нетрезвое, чтобы его на промежуточную станцию забросили. Так телу домой ближе. Был бы просто турист – как пить дать прошелся бы пешечком, но тело было «мэстным», и это в корне расклады меняло. Как на грех, дежурный с промежуточной станции смылся, а канатка длиннющая – промежуточной ни с приводной нижней, ни с обводной верхней не видно. Стали кресла считать – есть такой способ «для своих», опытные канатчики достаточно точно определяют, подъехало кресло на станцию, или нет. Прикинули, отсчитали положенное, для верности еще немного протянули, заглушили канатку и разошлись спокойно по домам. Тем временем, нетрезвое тело по дороге было укачано Бахусом да Морфеем, и высадку на промежуточной оно, соответственно, профтыкало. Представляете, каково очнуться среди ночи в одноместном кресле на двадцатиметровой высоте! Так бедолага и провисел до утра, пугая своим воем овец на близлежащих пастбищах. Сам виноват. Пить надо меньше.

И еще на одном явлении хочу остановиться. Как порок оно может и не прокатит, но свинство, несомненно, большое. Я о мусоре под канаткой говорю. В туризме это вообще вопрос особый и не грех напомнить, что без посторонней помощи мать-природа способна быстро переработать только натуральный продукт: огрызки яблок и груш, например, шкурки банановые и апельсиновые, бутерброд недоеденный зайчик с лисичкой доедят, а не доедят – не беда, перегниет, простая серая туалетная бумага тоже долго не лежит, и, пожалуй, все. Это и выбрасываю в природу без зазрения совести – не повредит, остальное забираю для цивилизованной утилизации. Но некоторым несознательным элементам, видимо, нравится ехать над помойкой и бросают они под канатку все, что в руках завалялось – от конфетных оберток до использованных женских прокладок! Милые дамы, как? Как такой чейндж можно вообще технически в кресле сделать? А умудряются ведь! О бутылках вообще разговор отдельный.

Скажете, из кармана случайно вывалилась? Позвольте! Согласно незыблемым физическим законам, выпадать из карманов должна, в первую очередь, не пустая, а заполненная тара. А тут все наоборот! Сколько я под канатками не ходил, ни одной полной бутылки – все пустые! Так кто ж содержимое оприходовал? Зайчики на троих сообразили? То-то они все косые на линии! Или белочка к лисичке пришла? Не будем строить предположения. Все и так понятно. Кто стыдливо руку под кресло засунет и пальчики разожмет, а кто и с богатырским размахом подальше в лес запузырит! Один, второй, третий… А тут весна, снег тает, и предстает во всей красе деятельность человеческая.
Вообще-то, не дело операторов мусор на линии убирать. У них, поверьте, и без того забот хватает. Но своих я каждую весну заставлял. Увидят бросающего - злее будут!

Ребятам о зверятах

Нет, зверей всяких я люблю, и, увидев у пассажира хомячка, кошечку или левретку какую-нибудь, слова не скажу, хоть это и против правил. Но ведь повадились таскать за собой в горы собак, размером со среднего бегемота! Мало того, что эта зверюга грызет подлокотники, лезет грязными лапами на сидение, пачкает его слюнями и шерстью, так она еще и за чайниками по склону гоняется с явным намерением утащить в лес и зарыть про запас! А так как чайник – посуда нежная и набрать достаточно скорости, чтобы от зверя алчного убежать, не может, он падает, разбивается, а виноваты в итоге кто? Правильно – работники канатной дороги! К тому же собака в кресле – не самый предсказуемый сосед, а ситуации могут разные сложиться. Опять же, пример из жизни.

На старой дороге М с одноместными креслами как-то перевозили довольно крупного пса. Остановили кресло, посадили туда хозяина собаки, водрузили ему животину на колени и отправили в полет. Увы, вскоре канатка встала, что называется, намертво. Выручала в таких случаях достаточно низкая высота кресел от поверхности земли, что позволяет или лесенку подставить или веревку без проблем забросить. Впрочем, и на той дороге имелся один подленький высотный участочек. И угадайте с трех раз, кто там застрял? Ну естественно, тип с собакой на коленях!

Обходит спасатель кресла, забрасывает веревку, снимает людей потихоньку, а высокий участочек, как самый сложный, оставляет «на закуску». Проходит час, другой. Пес в неудобной позе в тесном кресле сидеть не может, ерзает, вырывается, пытается встать на лапы, короче, проявляет все признаки крайнего нетерпения. Хозяин, который все это время пытается его удержать на месте силой, тоже постепенно терпение теряет, и к приходу усталого и не совсем трезвого спасателя, они оба начинают воспринимать действительность не совсем адекватно. После небольшой перепалки на тему «где вы, сударь, так долго пропадали?» и взаимных ненормативных посылов, спасатель начинает забрасывать на кресло бросательный конец. Но кресло высоко, спасатель устал и нетрезв, а пассажир конец поймать не может, поскольку в это время занят борьбой с собакой. После двух десятков безуспешных попыток все участники действия были весьма злы и вымотаны. И тут спасатель, которому все это уже изрядно надоело, выдает «гениальную» идею. «Знаешь, - говорит он пассажиру, - так мы до вечера тут проторчим. Ты лучше бросай свою собаку мне на руки, а я ее снизу поймаю.» Хозяин пса свою животину любил, но, как я уже говорил, на тот момент действительность воспринимал неадекватно и мыслил категориями «а скорей бы все это закончилось». Короче, собрал он последние силы и метнул пса в спасателя. Самое удивительное, псом по спасателю он четко попал, но в последний момент спасатель вдруг резко убрал руки. Пес ударился оземь, но добрым молодцем, как в сказке, не оборотился, а неслабо побился и, впоследствии, издох. А на вопль хозяина «что ж ты, с..а такая, делаешь?!», спасатель резонно ответил: «А я что, дурак твоим псом свои руки ломать?» Собачку жалко!

Тут, пожалуй, уместно обругать того спасателя за столь примитивные методы спасения, но делать я этого не буду, ибо точно знаю, что даже на самых современных канатных дорогах снаряжения для спасения собак в стандартных спасательных комплектах не предусмотрено. Да и запрещено животных на канатках перевозить, и на горнолыжные склоны выпускать. Исключение – поисковые собаки-спасатели, надеюсь, понимаете почему.

Кое-что о поездке на бугеле

В прошлом году позвонил как-то коллега по канатному транспорту, и, узнав о моей предстоящей поездке за границу, попросил заказать ему комплект ломающихся электродов, использующихся в системе безопасности при сходе каната с роликов. Просьбу я выполнил, но вот недавно узнаю, что электроды, которых коллеге должно было хватить на несколько сезонов у него опять заканчиваются. «Что случилось?» - спрашиваю. «Бугель, блин!» - отвечает.- «Сам понимаешь!» Понимаю. Сход каната с роликов на бугельных подъемниках случается гораздо чаще, чем на кресельных и виной тому поведение пассажиров.

Особенно опасен сход каната на бугельных подъемниках старых систем (ВЛ-500, ВЛ-1000 TRANSPORTA, изделия Эстонского завода лыжебуксиров и тому подобные), балансиры которых не оборудованы тросоулавливателями, а концевики систем безопасности откровенно глючат или вообще не установлены. Тут уже все зависит от внимания реакции персонала, иначе последствия будут непредсказуемыми.

Назову несколько наиболее распространенных причин схода каната. Первая – изменение пассажиром заданной траектории движения (движение в стороне от лыжни, движение зигзагом). Понятно, что при этом, в точке крепления бугеля к канату, возникает сила направленная перпендикулярно движению каната и стремящаяся этот канат с роликов сбросить. Чем больше отклонение лыжника от линии каната, тем эта сила больше. И если рвануть посильней… Вторая – преднамеренное или непреднамеренное (внезапное падение лыжника или бордера) отпускание бугеля на линии вне зоны высадки. Туда же относится и преднамеренный переезд лыжником или бордером зоны высадки и отпускание бугеля непосредственно перед обводным шкивом. Сии деяния приводят к зацепу «швабры» или захлёстыванию буксирного тросика за балансиры, металлоконструкции опор и даже за бугель, идущий навстречу по обратной ветке каната. Если уж такой зацеп на линии произошел – канат сдёрнет почти наверняка и тут уж надобно молиться, чтобы этим все и закончилось, ибо вследствие резкого возрастания нагрузок на элементы не исключены деформация балансиров, значительные повреждения (вплоть до разрыва) тягового каната и, даже (в случае недобросовестного монтажа) срыв опоры с фундамента и опрокидывание ее на виновника торжества. Не говоря уже о том, что «швабру» почти наверняка придется выбрасывать, а буксирное устройство серьезно ремонтировать.

Оно вам надо? Поднимайтесь прямо, не выделывайтесь и не отпускайте бугель до зоны высадки, а случилось упасть – старайтесь отпустить бугель не перед опорой, а за ней. Упав, не валяйтесь на линии, а сразу отползайте в сторону, дабы едущим следом не мешать и не провоцировать их на создание «кучи малой» с вами в нижних слоях. Некоторые участки по линии со станций не просматриваются, персонал подъемник может и не остановить, так что на отползание (перекатывание) в сторону у вас примерно пять секунд, не более. Обычно, этого хватает, если не тормозить. Не нужно, в случае падения, волочиться за бугелем, стремясь в таком положении доехать до верхней станции. Во-первых, снега наедитесь, во-вторых, костюм порвете, в- третьих, органы важные можете на неровностях рельефа отбить. Исключение – падение перед опорой. Тогда, по причинам изложенным ранее, бугель целесообразней придержать до прохождения за опору. И, прошу вас, никогда не ловите бугеля на линии! Парнишка погиб из-за этого несколько лет назад. Страшно и нелепо. От подробностей воздержусь. Жизнь – слишком большая цена за возможность бесплатно покататься. Берегите себя!

Ну и напоследок из фольклора, чтобы на грустной ноте главу не заканчивать. Доказано, что самые большие приколисты работают именно на бугельных подъемниках. То ли ежедневное длительное подкладывание «швабр» под чужие задницы формирует особенное отношение к жизни, то ли в небесной канцелярии все с юмором впорядке, но эти если уж что-то «отмочат», так «отмочат»!

Короче, случился на бугеле V клиент из той породы, коим в магазинах сдачу презервативами выдают, чтобы не размножались. Тип грубил, нарушал правила и всячески игнорировал замечания бугельщиков. Не знаю уж, почему они его терпели и не выставили вон, может, указание от начальства, но обиду затаили, и случай для мести скоро представился. Дежурный на посадке случайно заметил, что у того несносного клиента случился маленький конфуз в виде распоротых на попе штанов. План вызрел моментально. В очередной подъезд клиента на посадку, конец «швабры» был ловко и незаметно вставлен именно в это образовавшееся отверстие. Через пять минут, на верхней станции все присутствующие с нескрываемым интересом наблюдали, как клиент, матерясь и сверкая на солнце голым задом, пытался поймать то, что было когда-то его штанами. Бугельщики были отомщены.

Бордические темы, или о том, как я едва не стал рассистом

И о ком же я тут еще не рассказывал? Ага-а-а! О бордюках моих милых! О долборайдерах моих хороших! Поймите меня правильно. Я не расист и считаю, что все формы жизни имеют право на существование. Более того, в былые времена, когда я только мечтал о горных лыжах, участвуя в ски-турных походах, ребята, оседлавшие борд, казались мне живым воплощением смелости и ловкости. Очень я их за это уважал. Но… Впрочем, все по порядку.

В первый год руководства канаткой я испытывал большие проблемы со снегом, вернее, с его наличием на отдельном участке, который опытные лыжники и бордеры проскакивали, не тормозя, а лыжники-чайники пешком с лыжами в руках. Увы, чайники-бордеры сниманием снаряжения не заморачивались и преодолевали этот участок на заднем канте стилем «отвал бульдозера «Камацу». Естественно, уже к обеду после «бульдозеристов» на проблемном участке образовывались обширные черные проплешины, усложнявшие и без того тяжелое катание и очень не нравившиеся Шефу. Проплешины мы с ратракистом довольно успешно лечили ночами, стягивая снег со всех закутков склона и с тревогой думая о приближении весны, когда наши «закрома» оскудеют. Но с утра опять набегали «бульдозеристы», и когда Шеф выходил на осмотр своих владений, пред его ясным взором представали все те же черные с ободранной травой проплешины, а гнев его несправедливо обрушивался на невыспавшегося начальника канатки, отвечающего за подготовку склона к катанию.

Но и это еще не все. Повадились бордюки-долборайдеры с моей канатки прыгать. Примерно так:



Меня и моих ребят они, опасаясь возмездия, остерегались, но Шеф катался «в цивильном» и все это безобразие наблюдал. Естественно, спрашивал у нас «Почему?» Цена вопроса, как правило, не опускалась ниже четверти зарплаты. Ситуация складывалась отчаянная. Месяц безуспешной борьбы с «бульдозеристами» и «прыгунами» меня окончательно вымотал и подорвал нервную систему настолько, что однажды в сердцах я торжественно поклялся Шефу впредь не пустить на склон ни одного бордера. Шеф был умным человеком, пожурил меня за излишний радикализм и больше не трогал. А вскоре закончился сезон, мы загнали на склон бульдозер, основательно спланировали проблемный участок, приобрели и смонтировали мощные снежные пушки, и проблема «бульдозеристов» отпала сама собой. А несколько малоснежных зим с отсутствием снега под канатками убрали и «прыгунов».

И все бы хорошо, но на человека с бордом в руках я теперь смотрю настороженно. Уже притчей во языцех стали «лежбища» в центре склона или за перегибом трассы и «бульдозерный» стиль бордочайников. Ладно уж! Но с канатки прыгать! Вы ж не только себя, вы людей подставляете! В том числе и тех, кто едет с вами в одном кресле. Ведь при прыжке надо открыть дугу безопасности – раз, в момент прыжка раскачается кресло – два, соседа запросто можно с кресла стащить, случайно зацепившись за него снаряжением – три. И никто не гарантирует, что сами вы прыгните безопасно в неподготовленное место. Спасов пожалейте. Вытаскивать вас потом. Да и накладно это. Теперь за прыжки просто блокируют ски-пасс.

«Когда верстался номер»

Вот, вернулся с креселки S, где мне рассказали историю в тему. Обкатывали ребята канатку на пуско-наладке, но дежурного на обводной станции почему-то не ставили. И приспособились местные пацанята кататься с обводной на промежуточную и обратно. Повесили тогда табличку устрашающую, штрафами и милицией пугали. Но где вы видели местных пацанят, которые бы таблички испугались, нет таких в природе. Вот и вызвали милицию на самом деле. Так эти пацанята, увидев на промежуточной станции синие фуражки, попрыгали на голую землю прямо с кресел и убежали. А высота на том участке не меньше двенадцати (!!!) метров. Монстры! Специально ходил участок смотреть. Я б там убился нафиг. Вот так и вырастают долборайдеры!


Часть IІІ


Эпиграф
Идет Вини-Пух по лесу. Глядь – большие пучеглазые глазища на него с чащобы таращатся. - Здарова, Сава! - Я не Сова, я – Белочка! - А почему глаза такие большие? - Ка-а-к-к-к-аю я! (Детский анекдот)

О какающих белочках

Забавный зверек. Sciurus excrementus. Ареал обитания – зона высадки верхних станций канаток. Пути миграции – неизвестны. Питают привязанность к горнолыжному снаряжению. Издает разные звуки: быстрое щелканье зубами, грубый звук с придыханием, чаще, громко кричит и воет. Походка его медлительная, крадущаяся, но может переходить в галоп. Иногда он часто и много пьет, приобретая особый мускусный запах, который, несомненно, служит средством общения. Активным зверек чаще бывает в солнечные, но появляется на поверхности и в пасмурные дни. Идентифицируются по выпученным, бешено вращающимся глазам. Самцы и самки этого вида имеют рога, которые при падении втыкают в различные предметы. При высадке с кресла прыгают боком, что способствует падению с последующим втыканием рогов. Объективно опасны для человека.

Тут опять пример из жизни присовокуплю: работал у меня на креселке такой себе паренёк Юрик. Собственно, почему «работал», он и сейчас успешно трудится на той же канатке. Метр с кепкой роста и субтильное телосложение Юрик успешно компенсировал природной сметкой и феноменальной работоспособностью, за что и был в свое время произведен мною из разнорабочих в канатчики. А еще у Юрика большое сердце истинного джентльмена. Это его однажды и погубило. Как говорят писатели-беллетристы: «Ничто в тот день не предвещало беды». Был обычный день катания. Даже не выходной. На склоне было едва ли тридцать человек, и спокойному и даже скучному дежурству Юрика на площадке высадки верхней станции едва ли что-то могло помешать. Но… Опять это каверзное «но»! Находясь недалеко от верхней станции, я заметил в кресле «какающую белочку». Замеченный экземпляр Sciurus excrementus оказался настолько крупным, что занимал почти все трехместное кресло, но это не мешало «зверьку» метаться по нему, опасно раскачивая, и орать нечеловеческим голосом. Бедный Юрик! Ах, это сердце истинного джентльмена. Раскинув руки в благородном порыве, наш рыцарь устремился на помощь, я же, предчувствуя недоброе, метнулся в аппаратную к кнопке аварийного торможения. Не успел всего на долю секунды… Белочка прыгнула раньше… Когда снежная пыль рассеялась, пред моим изумленным взором предстали вывороченный вместе с бетонным основанием стояк выносного пульта и Юрик, размазанный по стенке. Хорошо еще, что незадолго до этого мы обвесили (хотел сказать – обложили, но получается как-то двухзначно) ту стенку матами. Так что, обошлись минимальными потерями: стояк был закопан на место, Юрику оказана психологическая помощь, а с остальным персоналом канатки проведен инструктаж с целью ознакомления с особенностями поведения вышеупомянутого вида лыжебордерской фауны.

Посему, дабы не прослыть представителем данного вида, никогда не поддавайтесь панике перед высадкой. Поверьте, ничего страшного нет!
Следуйте простым инструкциям:

  • проверьте одежду и снаряжение при подъезде к станции, убедитесь, что вы не зацепились одеждой или снаряжением за детали кресла или одежду (снаряжение) других пассажиров, иначе будет вот так;
  • заранее оговорите с вашими соседями по креслу направление движения на выкате, чтобы впоследствии избежать столкновений; 
  • легка приподнимите носки лыж во избежание задевания ими за край площадки для высадки, ноги держите вместе, лыжи – параллельно движению канатки; 
  •  палки держите за середину в одной руке, ни в коем случае не берите палки в обе руки и не одевайте темляки (к чему это приводит я подробно описал в первой части статьи);
  • откройте дугу безопасности в положенном месте; 
  • чуть сместитесь от спинки к краю кресла; 
  • опустите лыжи на площадку; 
  • в месте высадки, указанном знаком или разметкой, просто поднимитесь с кресла придерживая его сзади свободной рукой, ноги чуть согнуты в коленях, спокойно, без суеты, не надо прыгать, и, тем более, прыгать боком; 
  • оттолкнитесь рукой от кресла и съезжайте по выкату за пределы зоны высадки, не толпитесь в зоне высадки и в непосредственной близости от нее.

Маленьких детенышей при высадке нужно подстраховать, забрав у них палки и держа за руку. Лучше поручить это опытному лыжнику. Можно заранее попросить канатчика снизить скорость.


И помните, упасть вы успеете всегда, но лучше делать это за пределами зоны высадки. Не надо провоцировать падение (очаровательная привычка милых дам-лыжечайниц пытаться спуститься в лыжах с выката на попке, а потом еще и валяться там с пол часа, мило улыбаясь). Упав, немедленно отползайте с выката к безопасному краю трассы. Не валяйтесь. Не на диване. За вами другие едут. Рассказать, как остро отточенные канты вонзаются в мягкую податливую плоть?
И опять к тем самым белочкам вернусь. Справедливости ради замечу, что канатчики частенько сами же их и плодят неправильным устройством площадок для высадки и выкатов, а также их плохим состоянием. Правильно обустроенная площадка должна быть не менее пяти значений максимальной скорости в длину, оборудоваться в начале ловительной сеткой безопасности от падения с высоты и наклонным деревянным пандусом, направляющим носки лыж. На самой площадке должен быть обеспечен небольшой положительный уклон до места высадки и резкий уклон за местом высадки, обеспечивающий набор скорости для отрыва от кресла до начала захода на обводной шкив. Заезд кресла с пассажиром на обводной(приводной) шкив запрещен.


Примеры правильного обустройства площадок для высадки.

Если кто думает, что с кресла слезть слишком сложно, и с бугелем будет попроще, он сильно ошибается. Тут тоже многое зависит от подготовки выката, но, положа руку на сердце, скажу, что он во многих случаях не идеален. Тем более, определенные правила соблюдать надо, а иначе... Заменял я как-то ушедшего на обед бугельщика на верхней станции. Выкат мы шикарно подготовили ратраком, так что можно было дежурить у выносного пульта на солнышке, не вылавливая людей за руки, но (и опять это «но») без приколов на бугеле не обойтись и в спокойное дежурство.

Очередная «швабра» выносит наверх красиво одетого молодого человека с явными повадками мачо, оживленно беседующего по мобильному. Чел отпускает швабру, останавливается прямо на высадке, и, как ни в чем не бывало, продолжает телефонную беседу.

— Уважаемый, — говорю я не вставая с кресла, так как обычно имею дело с людьми вменяемыми, - покиньте зону высадки, пожалуйста!
— Сейчас-сейчас, — отмахивается от меня «мачо», как от назойливой мухи, продолжая говорить по телефону.
— Покиньте высадку, что непонятно? Вы другим мешаете!
— Да, счас! — в голосе клиента слышатся легкие нотки раздражения. Левой рукой он затыкает свободное от телефона ухо и поворачивается ко мне задом, к лесу передом.

Остатки хорошего воспитания и имидж курорта не позволили отвесить клиенту хорошего пинка по пятому элементу женских сексуальных грез, но с кресла я поднялся, продолжая безуспешно уповать на силу слова и убеждения.

Тем временем, чуть позади на «швабре» поднимается маленький мальчик. По всему видно, это была одна из его первых поездок на бугеле. Дите и без того напуганное, а тут еще и незнакомый дядька прямо на высадке стоит… Короче, отпускает пацаненок «швабру», не доезжая до зоны высадки, и та со свистом улетает прямо в голову ничего не подозревающему клиенту. Шлемом, кстати, не защищенную. Ба-бах!!!
— А-а-а-а! Понял! — изрекает «мачо» и радостно уезжает прочь, потирая огромную шишку.
А я стою, прижимая к груди заплаканного ребенка, и размышляю о терниях познания человеческого и горьком опыте, который, путем набивания шишек, нам достается.

Так не будем же извлекать мораль из сей истории, а лучше поговорим о том, как, собственно, бугель правильно бросать:

  • опять-таки, очередность высадки с попутчиком по «швабре» надо оговаривать заранее; 
  • высадку производите только в пределах отведенной для этого площадки, иначе слишком рано или слишком поздно отпущенный буксир, может улететь в металлоконструкции и зацепиться за них; 
  • не переезжайте место высадки – лишние метры каталку не продлят, но к поломке бугеля привести могут; 
  • тот, кто сходит позже, аккуратно отпускает бугель по ходу движения каната, именно отпускает, а не швыряет его в сторону или вверх; 
  • не толпитесь на высадке, не мешайте другим.

И еще… Увы, сплошь и рядом попадаются бугельные подъемники с недостаточно длинной зоной высадки впритык к верхнему обводному шкиву, вследствие чего тросик швабры (тарелки) не успевает до подхода к шкиву полностью смотаться в барабан, что нередко приводит к цеплянию бугелей за металлоконструкции и их обрыву, а иногда и к сходу канат с роликов. Опытные бугельщики этот нюанс знают и всегда, в таком случае, оставляют на высадке вахтенного, который перехватывает бугеля от клиентов, правильно их направляет, и, в случае необходимости, останавливает подъемник. Но совсем недавно я побывал на горнолыжном спуске, где, к моему немалому удивлению, глубоко наплевали на это правило, предоставив клиентам разбираться самим. Что ж, в очередной раз посетуем на родную ментальность и учимся правильно заводить бугеля. Процедура наверняка знакома старым опытным лыжникам. Тут вариантов два.

Первый. Исполняется тогда, когда обводной шкив верхней станции конструктивно находится перед стойкой опоры, либо на натяжной каретке за П-образной опорой. В этом случае, подъезжаем почти вплотную к обводному шкиву и ждем, не отпуская швабры(тарелки) бугеля и держа ее в вытянутой руке перед собой, пока барабан бугеля не обогнет обводной шкив и не выйдет на возвратную ветку каната, двигаясь по направлению к вам. Тросик начинает сматываться, и в момент, когда барабан бугеля поравняется с вами, его длина будет минимальной. Тогда аккуратно отпускаем швабру (тарелку) и быстро съезжаем с высадки. На исполнение действия вам отводится не больше трех секунд.

Второй. Когда обводной шкив верхней станции конструктивно находится за стойкой опоры. Худший случай, поскольку бугель завести уже не получится. Мои рекомендации: в самом начале площадки для высадки аккуратно отпускаем бугель по ходу движения каната и молимся, чтобы ни за что не зацепило. Больше вы ничем не поможете.

О правильных белочках или еще раз о дугах безопасности кресел

Правильного белка зовут Skippy. К синим дядям с мятыми физиономиями этот белк принципиально не ходит. Кудябликов не стреляет. А приходит он к мелким детёнышам лыжебордеров, изучающим правила поведения на канатках. Skippy работает штатным героем комиксов в специализированном журнале Wir, издаваемом концерном Doppelmayr - производителем канатных дорог. Его советы не мешало бы почитать даже взрослым дяденькам и тетям.

Skippy и его работа

Жаль, журнал не издается для широкой публики. Именно Skippy когда-то обратил мое внимание на поистине массовую проблему – слишком раннее открывание лыжебордерами дуг безопасности. Да я и без белка об этом догадывался, когда еще за сто или двести метров до станции дугу начинают рвать на себя и орать: «Открывай, а то не успеем!». Пробовал придержать, да подняли однажды вместе с дугой, а весу, между прочим, у меня центнер. Вот оно как. И не задумывается народ, что при резком торможении или толчке можно элементарно вылететь с кресла. Смотрел мировую статистику несчастных случаев на канатках – тьма примеров. Зачем торопиться? Слушаем наши со Skippy советы.

Совет Skippy:
— поднимайте дугу безопасности только над площадкой для высадки.

Мои уточнения:
– лучше дугу поднимать над ловительной сеткой безопасности или наклонным деревянным пандусом. В случае наличия отсутствия сих полезных девайсов нужно в непосредственной близости от станции снять ноги с подножек и немного приподнять дугу, придерживая ее на уровне груди. Полностью открыть дугу безопасности нужно при заходе кресла на площадку. Связано это с проблемой уровня площадки для посадки и высадки, о которой я рассказывал в Части первой этой статьи. Да, и не забываем приподнимать носки лыж.

Не игнорируйте эти советы. Жутко было недавно наблюдать группу маленьких детей, резвящихся в креслах с заранее открытыми дугами безопасности на десятиметровой высоте. Их тренер просьбам провести дополнительный инструктаж не внял. Пришлось тогда власть употребить. Но не факт, что они и сейчас так не катаются. До поры, до времени, к сожалению.

О малых формах

Их два вида имеем:
1. Малые подъемники буксирные канатные, у которых канат проходит на уровне бедра. Мы еще называем их мультилифтами или мультиками, хоть это и неправильно, ибо Multilift, не вид, а брэнд одной из фирм по их производству - Multi Skiliftbau GmbH (Германия). Так же и с ксероксом получилось, но кого теперь это заботит – прижилось слово.

Приводная станция мультилифта

2. Транспортные конвейеры.

Транспортный конвейер для лыжебордеров

На мультиках я подробно останавливаться не буду, так как меры безопасности при их использовании почти не отличаются от обычных бугелей.
Просто укажу несколько правил дополнительных:

  1. Пассажиры должны производить посадку только в отведенном для этого месте и подходить к канату только со стороны подъема. Пролезать под канатом не разрешается. От вращающихся шкивов тоже держитесь подальше, на мультиках они размещены низко, и иногда их «забывают» ограждать. 
  2. Каждое буксирное устройство разрешается использовать не более одному половозрелому лыжебордеру. 
  3. Перед посадкой необходимо застегнуть и заправить одежду. Свободные части одежды (пояса, шарфы), а также длинные волосы держать подальше от каната! Лучше всего заправить в одежду. Когда все это намотается на канат, охнуть не успеете, как вас потащит на обводной шкив, а сработает ли концевик – вопрос, конечно, интересный. 
  4. Не балуйте!


Транспортные конвейеры – совершенно особый вид подъемников. Иногда их ошибочно называют эскалаторами или травалаторами, но это не так. К эскалаторам или травалаторам транспортный конвейер имеет такое же отношение, как панда к медведям. Но нам их не классифицировать, нам на них кататься, тем более, что отдельные экземпляры достигают 300 м в длину. Принцип работы прост – конвейерная лента (армированная многослойная резиновая или из сочлененных траков) замкнута в кольцо и непрерывно движется по направляющим секциям, огибая приводной барабан на верхней станции и обводной на нижней. Такая система удобна для начинающих лыжебордеров, но имеет ряд недостатков, среди которых – ограничения по максимальному углу наклона (не более 12 градусов) и максимальной скорости (не более 1,2 м/с). Именно два этих ограничения и вводят во искушение наших многоуважаемых бордеров. Они на ленте СПЯТ!!! Сладко, подложив доски под голову. Или просто лежат или сидят, кто бессонницей страдает. А потом еще и пишут в Интернете: «Вот, мол, какой подъемник хороший выдумали!»

Но не будем же бордеров осуждать. Какой я шикарный кадр упустил недавно! В десятке – точно! Занимаются рядом на одном склоне две группы новичков – лыжники и бордюки. Лыжники правильной шеренгой выстроились перед своим инструктором, а бордеры в классическом лежбище перед своим, стоящим пред ними на коленях. Прелесть просто. А я думал, откуда это идет! Их этому с младых ногтей учат.

Вы уж извините, господа, но на транспортном конвейере из соображений безопасности нельзя ни сидеть, ни лежать, даже если при этом наступаешь на горло собственным инстинктам. Лента узкая и части одежды или снаряжения могут попасть в щель между движущейся лентой и неподвижными частями конвейера. Так что, перемещаться на конвейере разрешается только стоя на ногах и только лицом по направлению движения.


Пожалуй, не буду я больше о том, чего на транспортном конвейере нельзя. Скажу о том, чего можно. Можно, например, случайно или же с похмела потерять равновесие на ленте и навернуться. В принципе, ничего страшного, скорость ленты небольшая, да и монтироваться лента должна почти на одном уровне со снегом или же с плавным перепадом между уровнями ленты и поверхности земли. Если же такой перепад резкий и превышает 30 см, конвейер должен иметь жесткое ограждение. Увы и ах! «Должен иметь» у нас не всегда означает «имеет». Так что, в таком случае, будьте осторожны и не злоупотребляйте.

Если же уровень ленты находится на одном уровне со снегом, помните – против летающего лома нет приема! Не теряйте бдительности и следите за склоном и его обитателями во время подъема. К мультилифтам, кстати, это тоже относится.

Почему я боюсь сноутюбов. История поучительная и не без морали

Ну как тут от «малых форм» к сноутюбам не перейти! Невозможно просто. Связаны они между собой крепкими узами и привнесли в мою жизнь больше неприятностей, чем все канатные дороги вместе взятые.

Прежде всего, что же такое этот сноутюб? Объясняю. Берем, к примеру, ГАЗ-66, или, скажем, КАМАЗ, ставим на домкраты, снимаем колесо, бортируем, вынимаем камеру и накачиваем до твердого состояния. Все! Можно кататься со снежной горки, что мы и делали в детстве босоногом. А если еще эту камеру, да упаковать в яркий чехол с пластиковым дном, то сие изделие модным буржуйским словом «сноутюб» назовем, или же «тюбингом», как на некоторых курортах говорят.

Яркий «бублик» очень нравится деткам, а также их мамашам и внушает ложное чувство безопасности. Но, как говорил герой Семена Фарады в известном новогоднем фильме: «Каждый заблуждается в меру своих возможностей!» В горах мне посчастливилось поездить на многом – от снегохода до экскаватора и от лыж до велосипеда. И, хотите верьте, не хотите – проверьте, а по самому высокому уровню личной безопасности лыжам альтернативы нет. Сноутюбы, соответственно, стоят в этом рейтинге на последнем месте… После квадроцикла на лысой резине после дождя на черной трассе.

Мне могут многие возразить, но никто не оспорит тот факт, что безопасность катания на этом абсолютно неуправляемом снаряде напрямую зависит от выбора, подготовки и состояния трассы, жесткие требования к которой включают сравнительно небольшой уклон, ограждение и широкий плавный выкат – горизонтальный или же с контруклоном для замедления скорости катающегося. Иначе – никак. Я прочувствовал это на своей шкуре. Но обо всем по порядку.

Когда они у нас появились – не помню. В те благословенные времена зарождения горнолыжного курорта, я и сноутюбы сосуществовали каждый по отдельности. Я монтировал, а затем и эксплуатировал первую на курорте креселку, сноутюбы же обитали где-то в темных недрах проката и выдавались каждому желающему, после чего каждый желающий волен был кататься на них где и как хотел.

Вольница продолжалась до тех пор, пока некая гламурная дама, поддавшись выше описанному ложному чувству безопасности, не снесла на полном ходу дверь общественного клозета и не окончила свой славный полет аварийным торможением мордой лица в переполненной выгребной яме. После этого сноутюбы закрыли в подвале под замок и выдавались только спасслужбе для служебного пользования с целью транспортирования легкораненых со склона в медпункт. Спасы хранили тюб на верхней станции креселки, и однажды вечером одному из моих отчаянных парней пришла в голову светлая мысль спуститься на нем по красной трассе. Где-то на пятнадцатой секунде полета, к парню вернулась способность рассуждать здраво, и он сумел катапультироваться, по счастью, удачно. Сноутюб нашли в лесу через неделю, а свидетели происшествия были настолько поражены увиденным, что зареклись даже близко к тюбам подходить, не то что кататься, избавив меня от необходимости проведения дополнительных целевых инструктажей.

Впрочем, количество экспериментаторов тот случай не убавил. Захожу как-то на рецепшн, и наблюдаю за стойкой живую иллюстрацию к книге «Красавица и чудовище». Потрясная симметрия: ровно половина лица – красавица, половина – чудовище!
— Что случилось, красавица? — спрашиваю у быстренько повернувшейся ко мне первой половины.
— На шноутюбе покаталашь! — отвечает чудовище, кокетливо подмигивая заплывшим глазом.

Последней каплей стал случай, когда несколько загулявших разнорабочих выломали в подвале решетку и устроили сноутюбам тест-драйв. Дело кончилось тем, что одного из гулявших унесли на снятой с петель двери с травмой позвоночника, а из тюбингов, попавших с этого времени в опалу, выкрутили ниппеля, выпустили воздух, после чего сдали на склад.

Так прошла зима, отшумела весна, лето красное пропело, и наступила осень золотая. А осенью, обходя владения, Шеф справедливо заметил, что кое-что из оборудования, а именно, сноутюбы, совершенно необоснованно простаивает. Тут же из лесу был выловлен я, и к моим делам текущим были с барского плеча добавлены сооружение сноутюбинговой трассы и бесхозные, сваленные в кучу «малые формы» в довесок, для транспортного обеспечения, так сказать. С этого момента и начались мои проблемы с долболюбимыми сноутюбами.

С целью сооружения сноутюбинговой трассы, ко мне был прикреплен Ганс, хотя кто к кому был прикреплен – еще вопрос, ибо Ганс – персонаж настолько интересный, что я не могу не уделить ему хоть пару слов в своем рассказе. Ганс – самый обычный немецкий миллионер – владелец какой-то фирмы. А в наши пенаты его забросила страсть. Дикая испепеляющая страсть к тяжелой технике. Ее он любил самозабвенно, знал досконально и владел ей виртуозно. Кажется, не было механизма, которым он бы не мог управлять и которого не мог бы починить. Говорят, двухкубовым ковшом экскаватора он мог на спор закрыть спичечную коробку. Помню, планировал как-то Ганс экскаватором территорию за коттеджами, и понадобились ему самосвалы грунт вывозить. Заявился он вечером на планерку и потребовал «цвай LKV «КрАЗ» унд драй LKV «МАЗ»». Его пробовали отговорить, мол, тебе и «цвай LKV «МАЗ»» будет достаточно, но Ганс уперся и желаемое получил, а наутро за час работы в своем обычном темпе загонял всех пятерых водил до истерики.

В отличии от нас бездомных, Ганс имел отдельный кабинет, куда поселил двух скромняжек-переводчиц, которые варили ему кофе, стирали вечно промасленные комбезы и сопровождали в очередную горную глушь к очередному заглохшему экскаватору. Впрочем, через год жизни такой девушки заматерели, приобрели повадки диспетчериц автоколонны и «строили» механизаторов лихо и непечатно с виртуозностью бывалого прораба. Да и сам Ганс был человеком непростым, многие его недолюбливали, но лично я с ним дружно жил – узнал как-то про его любовь к детским книжкам-комиксам, а тот, кто способен в зрелом возрасте сохранить в своем сердце ребенка и наплевать на все понты с экскаваторного ковша, изначально не может быть плохим человеком. Хоть и не без причуд.

Увы, несмотря на весь свой супер профессионализм, о сноутюбинговых трассах Ганс знал не больше моего, иначе выделенный под трассу склон мы бы забраковали сразу – уклон крутоват, да и с выкатом явные проблемы, точнее сказать, не было его вообще, а дальше склон заканчивался крутым, поросшим лесом сбросом к речке. Но мы проигнорировали объективные предпосылки, и, как истинные оптимисты, загнали на склон экскаватор и взялись за дело. В результате трудов нелегких, на 150-метровом склоне появился широкий змеевидный котлован, заканчивающийся в районе предполагаемой приводной станции мультилифта.

— How to brake in bottom? — задумчиво спросил я, недоверчиво оглядывая сооружение, поскольку проблема торможения вырисовывалась более чем отчетливо.
— Snow! — произнес Ганс волшебное слово, чисто по-славянски почесав репу и изобразив жестами нечто вроде капонира.

На этом познания в английском у обоих исчерпались, а по-нашему Ганс говорил так же, как и я по-немецки. Пауза неприлично затянулась. Сообразив, что дальнейшей дискуссии не предвидится, Ганс прыгнул в свой экскаватор и дал газу, оставив меня у разукомплектованного «мультика», как старуху у разбитого корыта.

В тот год перед сезоном забот хватало и без «мультиков», и я лелеял крамольные мечты о том, чтобы тот «snow» не выпадал как можно дольше, но он моим мольбам не внял и все-таки выпал в достаточном количестве. Ганс обещание выполнил, прикатил на ратраке и нагреб внизу основательный трехметровый снежный капонир. Впрочем, мне и это показалось недостаточным, и установили сверху еще два ряда сетки – мало ли что! Сооружение перед запуском клиентуры полагалось испытать «на собаках», но «собаки» слишком хорошо знали, чем пахнут разноцветные «бублики» и лезть в них отказались даже под угрозой увольнения.

Именно тогда я понял, что испить чашу сию до дна придется в одиночку, вздохнул, взял за шлею первый попавшийся тюб и побрел к началу трассы. Там уселся в «бублик» и обреченно уставился на длинный белый котлован. «Что ж, - некстати подумалось, - жена молода, красива. Личную жизнь, в случае чего, устроить еще сумеет…». Богатое воображение моментально подсунуло парочку картинок: вот тот, другой, заходит в отремонтированную мной квартиру, вот заводит мою новенькую машину, вот… Блин! Такая злость взяла, что я непроизвольно оттолкнулся и… Сноутюб, мать его вдоль и поперек, стартанул сразу, с коротким шипящим разгоном и на первом же повороте, черти б его драли, развернул меня головой вперед, продолжая, забодал бы его бугай трехлетний, увеличивать скорость. Я поднял глаза и увидел летящее надо мной пронзительно-голубое небо. А тюб уже вовсю вертело вокруг своей оси, ставя на поворотах почти вертикально. Управлять снарядом было нереально. Осталось отдаться на волю Провидения. На протяжении следующего этапа поездки «бублик» еще несколько раз швырнуло в стену, потом вдруг ударило обо что-то, подбросило и, наконец, перевернуло, вытряхнув меня, как мешок с картошкой. «Собаки» ржали, как лошади. Грязно ругаясь, я раком выполз из под упавшего на меня сноутюба и стер улыбки с их наглых морд, послав за лопатами с целью ликвидации недостатков трассы, выявленных в процессе тестового заезда. С грехом пополам трассу удалось тогда привести в состояние, близкое к безопасному, но, увы, это состояние было очень нестабильным, вследствие чего, процедуру тестовых заездов пришлось повторять ежедневно перед запуском. И если нормальные люди начинали утро с чашечки кофе, то я начинал его с лошадиной дозы адреналина.

Постепенно в котловане образовался лед, по которому тюбы летали с реактивной скоростью. Пришлось часть трассы перегородить и использовать только вторую ее половину, хотя и это мало помогало.

Дежурство на мультилифте относится к тем странным видам работ, для выполнения которых одного человека слишком мало, а двоих – слишком много. На «мультике» у сноутюбинговой трассы у меня стояли трое. В обязанность третьего входило не допускать к катанию беременных женщин, детей и людей почтенного возраста. Преимущество поездки давалось молодым здоровым нетрезвым мужчинам, ибо пьяного, как известно, и змея не кусает.

То ли принятые меры возымели действие, то ли кто-то на небесах замолвил словечко, но нам везло – кроме парочки разбитых носов и содранной кожи рук никаких серьезных травм на трассе не случалось. Периодически я подкатывал к начальству с просьбой трассу закрыть, но получал отказ, ибо Шеф, как нормальный человек, катался на лыжах, сноутюб не тестировал, а подлые «бублики» внушили ложное чувство безопасности и ему.

Гром, как всегда, грянул неожиданно. Никто не знает, как та бабка появилась на трассе и как ей удалось обойти все мои посты и заграждения, но факт остается фактом – старая кошелка стартовала с самого верхнего, закрытого участка, разогналась до неприличной для ее возраста скорости, вышла на взлетный режим и, перелетев через защитные капонир и сетку, совершила жесткую посадку вне трассы, сломав при этом ключицу. Назревал грандиозный скандал, который, по счастью, удалось замять, так как выяснилось, что незадолго до полета со старой перечницей при свидетелях проводился инструктаж по безопасному катанию на сноутюбе, основные положения которого бабулька благополучно проигнорировала, или же забыла, вследствие прогрессирующего склероза.

Так или иначе, но трассу, наконец, закрыли, котлован сравняли с землей, а сноутюбы опять закрыли под замок без права амнистии.

Срок «бублики» мотали два года, после чего были загнаны в шестидесятиметровую, обложенную матами «резервацию» у транспортного конвейера, где они и находятся по сей день, не причиняя никому вреда.

Каждый заблуждается в меру своих возможностей, но не каждый сделает правильные выводы из своих заблуждений.

Я же, после всего этого, на сноутюбах не катаюсь. Во-об-ще!

Заключительное слово к осилившим сей труд

Увы, начиная писать сей трактат, я и сам не понимал, во что ввязываюсь, и что статья о правилах поведения пассажиров на канатных дорогах, задуманная страничек так на восемь, не больше, разрастется в три полновесные части, и родив при этом еще одну тему. Конечно, можно было бы ужать текст, но в результате получился бы сухой перечень правил и запретов, который, убеждаюсь в этом неоднократно, никто не читает, ибо никто не хочет заморачиваться на отдыхе правилами и запретами. Зря, между прочим, иногда такие знания существенно укрепляют здоровье. Но не буду лишний раз морализировать на эту тему, а лучше пожелаю всем веселой и безопасной каталки, а я за вами наблюдать буду. С высоты, так сказать, своего положения.




Не вошедшее в статью

Шторм



Жесть на испытаниях



Бухой оператор



Ребенок не сел в кресло



Лыжники скачут с кресла



Аварии на канатках

Источник.